Сайт о творчестве и жизни каталонского архитектора Антонио Гауди

ИНТЕРЕСНОЕ
Гауди читал запоем. Учившиеся вместе с ним студенты вспоминают, что он разрывал книги на брошюры или листы, которые мог носить с собой в карманах брюк, и читал в любую свободную ми­нуту. Иногда эта привычка приносила ему не­приятности. Так, например, он взял у своего приятеля экземпляр «Толкового словаря французской архитектуры» Виоллё-ле-Дюка — биб­лию неомедиевистов, — а когда наконец вернул книгу, она вся была испещрена сделанными от руки пометками и подчеркиваниями.
Рекламные ссылки на сайте:
НОВОСТИ
Новая статья о юности Гауди
В статье рассказывается о том, как в школьные годы Гауди со своими друзьями мечтал восстановить монастырь Паблет, который находился рядом с Реусом. Мечты молодых людей выросли в настоящий бизнес-план ими составленный.

подробнее

Хронология жизни
В разделе "краткая биография" теперь появилась таблица с хронологией жизни нашего любимого архитектора.

подробнее

Н. Бассегода. Антонио Гауди и архитектура Запада XX в.

Прирдные формы в творчестве.

Портерет Гауди, работа Описсо, 1900 г.

Портерет Гауди, работа Описсо, 1900 г.

Аналогично и его отношение к природе. Подражая ей, он очеловечивал природу, используя ее формы не «бионически», а биоподобно, художественно-композиционно. Он и непосредственно воспроизводил их, и извлекал из них необычность геометрии своих конструкций. Его биоморфизм даже шире. Американский архитектор-авангардист 70-х годов Джеймс Уайнз говорил: «Гауди пытался сказать, что здание может стать живым целым, что процесс роста растения можно перенести на процесс роста здания. Эта прекрасная философская идея и делает здание чем-то средним между объектом искусства и архитектурой... здание должно вырастать органически, как природное образование».

Антонио Гауди представляется сегодня источником или, может быть, индика¬тором богатства форм, еще не использованных, но могущих быть применен¬ными для усиления пластической выразительности, и свободы в их применении и соединении. В то же время самым неожиданным, бесспорно небывалым формам он умел придавать традиционный вид, вводить их в понятный для неподготовленного потребителя формальный и образный контекст, создавая одновременно новые, но не столько ломающие, сколько обогащающие традицию, морфологию и синтаксис архитектурного языка. Одновременно на основе духовной общности архитектурно-художественные традиции втягивались, ассимилировались Гауди в современный ему образный контекст.

В испанском католицизме мистичность органично и парадоксально соединяется с карнавалом. Так и архитектура А. Гауди — это зрелище, праздник, своеобразная декорация (как раз этих черт пытался — и не без успеха, но подрывая свое будущее,— лишить архитектуру функционализм, оставив ей только оформление простейших технологических процессов). Его крыши с фигурными трубами, перепадами уровней, необычайными видами — подлинная «Страна чудес», барселонский Диснейленд, увлекший Микеланджело Антониони. Многие архитекторы, художники, искусствоведы возлагают (может быть, меньше, чем в 50—60-е годы) надежды в образном обогащении архитектуры на синтез искусств, и в этом отношении опыт Гауди, возможно, уникален в мировом зодчестве. И дело не только в том, что художественные композиции создавал сам архитектор, а в той почти невероятной органичности включения произведений живописи и скульптуры (можно ли в данном случае употребить эти тер¬мины?)- в их необычайной нераздельности с архитектурной композицией, в логи¬ке и непрерывности, легкости перехода между ними. Они неотделимы, как, допустим, пальцы и ладонь, только вместе образующие кисть руки: архитектурно-конструктивная форма незаметно, естественно переходит в скульптурное изображение, часто обогащается цветом или превращается в живописную ком¬позицию.

Архитектура современного движения часто использовала живописные приемы или вставки, как правило, тектонически обособленные, но крайне редко — скульптуру. У Гауди же они полностью интегрированы, сплавлены в единое синтетическое художественное произведение. Это не строго фиксированная ниша или поставленный по оси колонны пьедестал с изваянием, не конструктивно жесткий оконный проем, заполненный витражом, а единый пластически живописный организм, почти живой и духовно наполненный. Поразительный пример — колокольня Саграда Фамилиа: строгая, лишь ритмически артикулированная каменная конструкция, постепенно утоняясь, получает подчеркнутые цветом нервюры, на которых мозаикой выложены буквы вертикальных надписей; еще выше — рельефные мозаичные эмблемы и, наконец, как бы окруженные лу¬чистым сиянием традиционные для Гауди каталонские кресты. Воля архитектора как горообразующая стихия изгибает, сминает, ломает, за¬кручивает инертную массу метериала и сами объемы зданий, особенно в доме Мила, создавая подлинно «свободную» форму, право на которую в 50-е годы от¬стаивал Нимейер, архитектуру-скульптуру, но еще обогащенную скульптурой и живописью.

В то же время чисто сюжетные, изобразительные композиции используются орнаментально, органично дополняют, обогащают и уплотняют архитектурную композицию, подчас, как дракон на воротах павильонов Гуэль или над карнизом дома Батло, срастаются с конструкцией, т. е. композиционное мышление Га¬уди при всем декоративизме являлось чисто архитектурным, своеобразно тектоническим. Творчество Гауди стало квинтэссенцией декоративизма, пласти¬ки модерна и его символизма, заявленного крайне редко или односторонне. После увлечения архитектуры 50-х годов абстрактной живописью и скульптурой, 70-е годы реабилитировали фигуративность в искусствах, связанных с архитек¬турой. «Ар-нуво», и в частности Гауди, широко использовали в декорации изо¬бразительные, главным образом растительные мотивы, развивая традиции го¬тики и барокко, символически-изобразительной архитектуры К.-Н. Леду. И это еще один важный урок для настоящего и будущего архитектуры. В арсенале выразительных средств барселонского мастера особое место занимает свет, по-настоящему, и то излишне рационалистично, осознанный как сильное художественное средство только архитекторами XX в. У Гауди свет не просто эмоционально насыщал среду и часто создавал неожиданные экспрес¬сионистские эффекты, он вносил в архитектуру элементы игры, сказочности, театральности.


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Аннотация
Н. Бассегода. Предисловие
Н. Бассегода. Начало (2) (3) (4)

НЕСКОЛЬКО ФОТОГРАФИЙ
Сегодня дом Висенса окружают высотные дома
Современная Барселона: собор Саграда Фамилиа
Змеи являются украшением Парка Гуэль
Рейтинг@Mail.ru 2009 г. Первый сайт на русском языке об Антонио Гауди и его архитектуре.
Данный сайт является некоммерческим проектом, созданным исключительно с целью просвещения.
Отзывы, комментарии, предложения, а также любые новые материалы про Гауди, вы можете прислать на почтовый ящик antonio.gaudi СОБАКА yandex.ru