Сайт о творчестве и жизни каталонского архитектора Антонио Гауди

ИНТЕРЕСНОЕ
Хуан Марагалл вспоминает беседу с Гауди, во время которой его потряс вдумчивый пессимизм архитектора: «В своей работе, в упорных попытках матери­ализации духа он видит закон наказания, и он раскрывает себя в нем. Я не мог скрыть своего неодобрения такого негативного восприятия жиз­ни, и мы немного поспорили, совсем чуть-чуть, но я все время чувствовал, что мы не в состоянии понять идеи друг друга. И это я, который считал себя истинным католиком!»
Рекламные ссылки на сайте: Удобная скамья для сада подойдёт для дачи или загородного дома.
НОВОСТИ
Новая статья о юности Гауди
В статье рассказывается о том, как в школьные годы Гауди со своими друзьями мечтал восстановить монастырь Паблет, который находился рядом с Реусом. Мечты молодых людей выросли в настоящий бизнес-план ими составленный.

подробнее

Хронология жизни
В разделе "краткая биография" теперь появилась таблица с хронологией жизни нашего любимого архитектора.

подробнее

Скамья в парке - самое вдохновенное и радост­ное произведение Гауди

Скамейка в парке Гуэля

Скамейка в парке Гуэля

Во время тяжёлой болезни 1911 года состояние архитектурной практики Гауди больше, чем когда-либо, зависело от та­ланта его ассистентов и сотрудников. Рубио про­должал руководить все более проблематичными работами по реставрации Кафедрального собора в Пальма-де-Мальорке. Беренгер отвечал за стро­ительство собора Саграда Фамилиа, Хухоль за­канчивал змеевидную скамью в Парке Гуэль. И почти все продолжали надзирать за постепен­ной эволюцией крипты в Колонии Гуэль.

Примечательно, что именно в период продол­жительной болезни Гауди в сотрудничестве с Хухолем создал свое самое вдохновенное и радост­ное произведение. Как это ни парадоксально, но змеевидная скамья в Парке Гуэль, похоже, вы­теснила боль Гауди и трансформировала ее в ощущение духовного подъема. Скамью начали сооружать в 1909 году, и она была задумана как функциональный объект: длинная скамья по пе­риметру крыши рынка одновременно служила ограждением и местом для сидения, а простор­ная, засыпанная песком открытая площадка пред­назначалась для собраний, а также для фильтро­вания дождевой воды. Форма скамьи поэтому выбиралась преимущественно с тем расчетом, чтобы обеспечить сток воды и удобные места для сидения в сухую погоду. Еще до окончательной отделки скамья вызвала определенные трудности при строительстве. Выполненная из готовых бе­тонных секций, она являла собой один из первых и самых удачных примеров использования этого материала в Испании. Строительный подрядчик вспоминал, что «Гауди приказал рабочим снять с себя всю одежду и садиться как можно удобнее на предварительно нанесенный слой раствора, чтобы получить совершенную форму сиденья, пока материал застывает».

Этот прием оказался эффективным. Но вся­кий раз, когда Гауди работал с водой, — от претенциозного Нептуна в Сьютаделье тридцать лет назад до фонтанирующего дракона внизу, у входа в Парк Гуэль, — он подчеркивал ее мифологи­ческую и символическую силу. И именно отдел­ка скамьи превратила этот чисто утилитарный объект в нечто удивительное.

Узор из блестящей разноцветной керамики поначалу кажется случайным. Поверхность змее­видной скамьи, как и крыши особняка Гуэль, уже подвергалась серьезной реставрации. Тем не менее ее оригинальная концепция сохранилась в неприкосновенности.

Издалека она ласкает глаз и поддразнивает наблюдателя. Но это не только декоративное ук­рашение, но и скульптура — художественное произведение, требующее сопереживания. Когда вы сидите на скамье, вас охватывает приятное чувство завершенности.

Если сосредоточиться на деталях, которые сначала кажутся чисто декоративными, почти ви­зантийскими, то хаос постепенно сменяется ло­гической ясностью. Змеевидная скамья — это ги­гантская головоломка. По всей ее длине располо­жены таинственные знаки, фрагменты посланий, магических формул, иллюстраций и специальные рисунки, которые навсегда останутся увлекатель­ными загадками, отражающими запутанное со­знание двух ее творцов.

По всей волнообразной поверхности разбро­саны разнообразные повествовательные и визу­альные интервенции, от составных картинок до граффити и головоломок. Этот прием был фан­тастически современным и одновременно древ­ним. Хухоль встроил в декоративный ансамбль возможность наткнуться на осколки разбитой го­ловы детской фарфоровой куклы.

По всей скамье разбросаны отдельные скоп­ления странных маленьких объектов. Во-первых, это короткие ряды чисел на фрагментах дешевых фарфоровых изразцов... 8-9-10-11. Тут же можно обнаружить бутылки и раковины. В пятом изги­бе, обращенном к морю, две отрезанные руки гордо протягивают лотарингский крест, который в Средние века разрешалось носить одному из пяти патриархов и который был общепризнан­ным атрибутом Григория Великого. Рядом звез­ды и бабочки, а также дешевые putti, соскальзы­вающие с краев подноса. И, как будто прибитые гвоздями к кремовому фону, появляются пять кроваво-красных ирисов. На одном из темно-синих пролетов помещена разбитая белая тарел­ка, разрозненные осколки которой разлетаются по керамическому небу, быстро перемещаясь сле­ва направо, подобно падающей звезде. Движение это, разумеется, является отражением движения наблюдателя вдоль скамьи.

Слева направо триединство зеленого, синего и желтого, которое для Гауди являлось хромати­ческим эквивалентом Веры, Надежды и Любви, завершалось к концу сиянием божественной бе­лизны. Этот триумвират подчеркивал важность деталей более насыщенных цветов, ассоциирую­щихся с католической церковью: красного для выражения страсти, черного для скорби и пур­пурного для покаяния. Гауди понимал, насколь­ко усиливают друг друга символы и цвет, переда­вая свой смысл через подсознание. Если рассмат­ривать буйство цветов скамьи как единое целое, то его можно считать кинематографической вер­сией знаменитого круглого окна в Шартре.

На расстоянии трех четвертей от начала на южном краю скамьи сохранилась большая часть оригинального орнамента. На изогнутых крайних плитках Хухоль вырезал маленькие изображения или символические образы покрытых слизью кальмаров, цветов, небесных созвездий и прибы­вающей луны. Эти изображения наивны и таин­ственны. Рядом расположено слово «МАША», перевернутое вверх ногами, чтобы его удобно было читать с небес. Далее крестный путь представлен надписью «VIA», окруженной россыпью звезд — небесным терновым венцом. В микрокосме ска­мьи отразилось то, что Гауди, Хухоль и Гуэль пытались достичь созданием Парка Гуэль как свя­щенного общественного места. И вновь Гауди смело использовал фольклор. Декоративный ан­самбль извивающейся скамьи напоминал аб­страктные арабески и цветочные узоры, которые рисовали на древесных опилках во время религи­озных шествий по узким улочкам Риудомса. Дру­гие слова, сопровождавшие разворачивающееся многоцветие скамьи, являются теми страстными и неприкрашенными выражениями благочестия, которые выкрикивались зрителями, когда перед ними медленно проплывали картины остановок Христа на крестном пути во время Страстной не­дели. Но если назначение скамьи и заключалось в том, чтобы «зазвучать голосом истинной веры, не запятнанной самосознанием и ухищрениями», то ее общий смысл был гораздо глубже.

Рассказывают историю о двух студентах, ко­торые сидели на скамье в один из чудесных со­лнечных дней. Сразу после того, как прозвучали удары колокола, призывающего к чтению «Ангелюс», они увидели слабо проступавшие на фоне цветной ленты слова молитвы: «Angelas Domini nuntiavit Mariae». Дальше, за изгибом скамьи об­наружили надпись «Ai urbs antiga i atresorada», на­звание города: REUS — и дату, 1898. Однако древние и загадочные письмена говорили об от­ношении Гауди к своему искусству гораздо боль­ше, чем любое автобиографическое событие. Гауди и Хухоль надеялись зарядить свою змее­видную скамью мощной религиозной энергией, которая воздействовала бы на сознание сидяще­го. Сами того не зная, люди садились бы на доиндустриальное средство обращения в католи­ческую веру, многочисленные знаки и символы которого превращали его поверхность в прими­тивную «молитвенную машину».


ССЫЛКИ ПО ТЕМЕ

Разработка концепции парка
Описание парка
Конструктивные особенности архитектуры в парке.
Развитие парка

НЕСКОЛЬКО ФОТОГРАФИЙ
Кирпичные капители дорических колонн Гауди
В небольшом доме привратника (14,8 х 7,6 м)  2 этажа и высокий чердак
Прогулочный портик в Парке Гуэль
Рейтинг@Mail.ru 2009 г. Первый сайт на русском языке об Антонио Гауди и его архитектуре.
Данный сайт является некоммерческим проектом, созданным исключительно с целью просвещения.
Отзывы, комментарии, предложения, а также любые новые материалы про Гауди, вы можете прислать на почтовый ящик antonio.gaudi СОБАКА yandex.ru